17 Октября 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Культура 17.01.2019

Автор популярного детского спектакля "Прыгучий Мышонок" раскрыл тайны постановки

Артист тверского ТЮЗа Иван Иванов, кроме того, что является автором пьесы, рассказывающей легенду индейцев племени шайенов, был также главным консультантом спектакля, сценографом, художником по костюмам, постановщиком танцев, создателем музыкального оформления, а еще исполнителем главной роли.

Дождь, который хотел стать всем


Артист тверского ТЮЗа Иван Иванов, кроме того, что является автором пьесы, рассказывающей легенду индейцев племени шайенов, был также главным консультантом спектакля, сценографом, художником по костюмам, постановщиком танцев, создателем музыкального оформления, а еще исполнителем главной роли.

– Ваня, в этом году у тебя сразу две даты – 25 лет назад ты пришел в ТЮЗ, 15 лет назад выпустил «Прыгучего Мышонка».

– Кстати, этот спектакль в нашем театре самый старый из тех, что сейчас в репертуаре. Жаль, что играем очень редко, но он не разваливается – видимо, так хорошо его сделала Лариса Лелянова. После премьеры, редкий случай, было только два ввода – Кости Павлова на роль Орла и Виктора Дегтярева на роль Волка. Все остается таким же, как и в 2003 году, Андрей Иванов так же играет на флейте и бьет в бубен... Если у этого спектакля и есть успех, на 90 процентов – это заслуга Андрея. Он сам любит индейскую культуру, и потом – какой он актер!

– А свои заслуги ты как оцениваешь?

– Процентов на десять.

– Ты, конечно же, преуменьшаешь. Лариса Лелянова, режиссер-постановщик, во время работы над спектаклем говорила о том, что ты увлек всех безвозвратно: «Он учит артистов двигаться определенным образом, учит петь по-особому – горловым пением, закупает перья, что-то мастерит. Нравится мне это? Не то слово. От этих песен хочется и плакать, и летать. Это наша с Ваней совместная работа, 90 процентов которой – Ванины усилия».

– В продолжение темы процентов известная цитата: «Индеец – это не процент крови, это путь жизни». Когда меня спрашивают, кто я больше – индеец или артист, говорю, что это одно и то же. Актеру требуется вера в предлагаемые обстоятельства. Индейцы, как и дети, верят по своей природе.

– Кем ты хотел быть в детстве?

– Пастухом. По поселку в Вышнем Волочке, где я жил, проходили из деревень стада коров. Вместе с пастухом мы с утра до вечера пропадали в поле. Мне это очень нравилось, я мечтал всю жизнь так же хлопать кнутом, ездить на лошади. А потом… потом я захотел стать всем. Для этого лучше всего подходит актерская профессия. Кстати, Пушкин тоже увлекался индейцами. Хотя это широко не известно, но он в детстве играл в них, бегал с перьями в волосах.

– Пушкин? Да ладно!

– Чему ты удивляешься? Известно, что он переводил книгу Джона Теннера «Тридцать лет среди индейцев». Ну да, она была издана в 1830-м, но я почему-то уверен, что Пушкин знал об индейцах еще в детстве.

– Много в Твери вас, индейцев?

– Сейчас всего 3–4, раньше было 15. Подрастеряли. Я плохой организатор – вот причина. Я и на Пау-вау, которые проходят в Москве четвертого января, вот уже несколько лет не могу выбраться. Потому что елки! Знаешь анекдот, когда российскому актеру предлагают сняться у Спилберга, а он отказывается из-за новогодней кампании?

Но я, как и те, кто увлекается этой темой, конечно же, не индеец, а индеанист. Хотя мы и произносим это слово с пренебрежением, но все-таки мы белые, городские люди. Я всегда хотел объединить две стороны моей жизни и был счастлив, когда это получалось, когда языком театра где-нибудь на фестивалях или выступлениях удавалось проповедовать культуру индейцев. С другой стороны, все, что я хочу сделать на сцене, связано с индейцами.

На одном из Пау-вау, в 2013 году в Питере, мне дали имя Прыгучий Мышонок – так наш спектакль засветился. Считается, что у меня прямо вселенская заслуга перед индейцами. Но да, я все равно Дождь. У индейцев может быть несколько имен.

– Ваня, о твоем увлечении культурой североамериканских индейцев известно давно. Напомни, откуда появилась легенда о Прыгучем Мышонке.

– В 1982 году, мне было тогда 12 лет, в журнале «Вокруг света» была опуб­ликована легенда племени шайенов. Этот журнал был у меня любимым, потому что там частенько печатали индейцев, хотя нет, не часто, просто в других журналах вообще ничего такого не было. Я хотел увидеть эту легенду на сцене давно, еще когда учился в училище культуры.

– Сохранился у тебя этот журнал?

– А как же! Мы в детстве про индейцев все собирали. Если где-то встречается про них хоть одно слово, тут же благодаря родственникам и знакомым текст оказывался у нас. И слово это подчеркивалось и вырезалось. Это сейчас интернет, ксерокс и всякое такое, а тогда все, что нельзя было своровать, переписывалось от руки. Каждый индеанист прошел через это…

Была у меня еще одна попытка поговорить на любимую тему. Я написал книгу «Индейская территория», в которой рассказывается краткая история разных народов Северной Америки, развеиваются стереотипы, дается интересная информация. Предполагая, что ее легче издать, если можно будет показать пилотный вариант, я заплатил 33 тысячи рублей и выпустил единственный экземпляр. Книга, красивая такая, с картинками, по прошествии десяти лет так и не издана. Говорю же, плохой я организатор.

А еще я написал пьесу, которую пока мне тоже не удалось поставить, – «На тропе войны» по роману Купера «Зверобой». Но есть еще одна – по индейским легендам, которую в этом году в ТЮЗе, надеюсь, начнем репетировать. Если в основе «Прыгучего Мышонка» лежит легенда племени шайенов, то сюжет нового спектакля образует паниндейский фольклор.

Уже несколько лет как я являюсь руководителем детского образцового театра «Люди. Куклы. Маски». Здесь я поставил «Легенду о Прыгучем Мышонке», «А зори здесь тихие», «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца», китайскую сказку «Как победить дракона», в этом году собираюсь сделать на сцене вестерн. Еще работаю с маленькими детьми в «Детском клубе «Друзья». Малыши ждут дядю Ваню, очень любят этюды и разные актерские игры.

– Тебе, наверное, много раз говорили, что ты похож на индейца?

– Да. И сами индейцы, когда приезжали к нам из Америки. Все, кто занимается индейцами, становятся на них похожими, даже у парней со светлыми волосами, при всей их русскости, черты лица приобретают эту особенность. Может, потому, что косили под них. Мы с этим всю жизнь, я не помню, когда не увлекался индейцами.

– А как американские индейцы к вам относятся?

– Им интересно, что в другой части света есть люди, которые занимаются их культурой. Некоторые, наоборот, считают, что все индейское должно принадлежать только им, никто, кроме индейцев, не должен делать мокасины. А наши делают мокасины лучше. Российские индеанисты знают больше об истории и культуре индейцев, чем многие ее носители. Что мы еще умеем делать? Танцевать, хотя движения, в общем, несложные: то-топ-топ. Меня считают хорошим исполнителем, но в театре я танцор никакой. Еще мы поем, изучаем язык, в деле изготовления убранства и костюмов все ребята большие умельцы. Есть те, кто добывает новую информацию, делает переводы. Индейская культура не умерла благодаря в том числе нашим
людям.

– Хотел бы ты жить среди индейцев?

– Побывать хотел бы, а жить – где резервации? – нет. Среди них есть люди, которые хотят поднять культуру, но народец, когда-то побежденный, не может очухаться – в основе своей это деградирующая масса. Среди них много больных диабетом, алкоголизмом, на современную индейскую Америку смотреть грустно. Среди старых изображений индейцев нет ни одного толстого человека, все худые, мускулистые. А сейчас посмотришь – грузные, тяжелые мужчины с толстыми затылками.

– Какие еще роли ты играл в ТЮЗе?

– Я из тех актеров, кто больших ролей не играл. Братец Кролик, Страшила, в «Короле Лире» – французский король, в «Мертвых душах» – Полицмейстер… Я занят в половине репертуара, это немного.

– Были еще спектакли в ТЮЗе, в которых ты играл индейцев?

– «Вождь краснокожих», я там произносил фразу, которую придумали авторы – «кумачарапура». Спектакль поставил Владимир Котт в 1996 году. В «Дюймовочке» (режиссером был Сашка Плетнев, однокурсник Володи Котта) был куклой-индейцем. Только что мы отыграли новогодние представления – «Голубую стрелу» по Джанни Родари. Знаешь, кого я там играл? Индейца.
Автор: Марина СЕМЕНОВА
1305
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость