14 Декабря 2019
16+

PDA-версия
Рубрики
К началу
Новости дня
Мир православия 28.03.2019

Первая в Твери архиерейская литургия на русском

В плотном графике архиерейских служб нашлось место для Божественной литургии в небольшом больничном храме во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (с грошиками).

На каком языке говорить с Богом


Взрыв интереса и споров в соцсетях вызвало сообщение настоятеля храма отца Вячеслава Баскакова о том, что эта служба 23 марта прошла «на церковно-русском языке».

Внимание или «вонмем»


Что это за язык такой и чем он отличается как от обычного русского, так и от церковно-славянского, отец Вячеслав не пояснил.

 На снимках, размещенных на сайте Тверской митрополии, обращают на себя внимание книги в руках почти всех участвующих в богослужении. Очевидно, без них перевести на загадочный «церковно-русский» привычные литургические тексты весьма затруднительно.

Одна хорошо мне знакомая усердная прихожанка, не лишенная чувства юмора, услышав про эту службу, спросила: «Это что ж, священник вместо «вонмем!» перед чтением Евангелия «внимание!» возглашал, как диктор на вокзале?»

Действительно, при переводе на общепонятный, казалось бы, русский язык многое в богослужении начинает казаться странным прежде всего потому, что торжественность звучания заметно снижается. Главное затруднение возникает для хора: приспособить русский перевод под церковно-славянские распевы крайне сложно, а в ряде случаев просто невозможно. Это значит, что нужно сочинять новую музыку, пренебрегая классикой или «ломая» ее. (Кстати, вспомним: оперную музыку ныне принято исполнять на языке оригинала. Так неужто для церковных песнопений это правило не годится?)

Тем не менее сторонников «русской службы» много. Их аргументация понятна. В эпоху духовного возрождения к церкви тянутся миллионы людей, но постичь суть христианского вероучения в храме в потоке непонятных слов, не объясняющих суть того, что происходит в храме во время службы, довольно трудно. Истина Христа не достигает сознания, и люди уходят, ограничив свое приобщение к церкви освящением пасхальных куличей и запасом крещенской воды.

Аргументация серьезная, и вызревала она давно. Еще в пушкинские времена Московский митрополит Филарет Дроздов (побывавший до того тверским архиереем) затеял перевод Библии на русский язык. А на рубеже XIX и ХХ веков будущий патриарх Сергий Страгородский возглавил целую комиссию по переводу богослужебных книг на русский язык. Однако результат этой многотрудной работы был печален: церковный народ не принял нововведения, и оно быстро угасло. Таким же был итог попыток «живоцерковников» 20-х – 30-х годов привлечь прихожан службой на русском языке. Храмы, где они служили, пустели, а там, где преследуемые властью «тихоновцы» служили на привычном церковно-славянском, было полно людей.

Сейчас времена другие, но и ныне, как свидетельствуют соцопросы, большинство воцерковленных людей резко возражают против попыток «осовременить» церковную службу. За введение русского языка в богослужение чаще высказываются те, кто в храм не ходит или ходит крайне редко.

Главное – любовь и мир


Как же в таком случае расценить решение митрополита Саввы пойти навстречу желанию участников православных братств – прихожан одного из тверских храмов – и совершить архиерейскую службу на русском языке?

Да, видимо, так, как расценил его он сам, высказав в конце службы мысль о главенстве любви и мира в этом вопросе. Негоже православным людям клеймить друг друга за высказывание разных мнений на этот счет.

Схожим образом высказался на Фейсбуке один из активистов православного братства Игорь Корпусов: «Среди сторонников возможности служить по-русски нет и не может быть идеи вытеснения церковно-славянского языка, который является сокровищем и достоянием церкви. И важна ее полнота, в которой живут разные языки богослужения».

И все же одним призывом к миру проблему не решить.

Земная церковь при всей естественности свойственного ей консерватизма остается живым организмом, так или иначе реагирующим на изменение внешней среды. «Второе Крещение Руси» привело в храмы миллионы людей, оторванных от традиций прежних веков, начинающих свой «путь к храму» буквально с нуля. Как помочь им приобщиться к духовному богатству русского православия?

В этом отношении несомненную ценность представляет давняя мысль, высказанная нашим земляком святителем Японским Николаем (Касаткиным): «Я полагаю, что не перевод Евангелия и богослужения должен спускаться до уровня народной массы, а, наоборот, верующие должны возвышаться до понимания евангельских и богослужебных текстов».

Трудность понимания церковно-славянского языка во многих отношениях мнимая. Дети, например, осваивают его довольно легко и быстро – скорее всего, потому, что он привлекает их напевностью и торжественностью звучания. Один знакомый мне подросток даже стихи на церковно-славянском научился складывать. Взрослым труднее. Но этот труд – благодатный, радостный, потому что в итоге неизменно возвышается душа человеческая. Очевидно, в этом направлении и должны мы двигаться, чтобы не лишить себя истинных сокровищ нашей духовной культуры.


Автор: Сергей ГЛУШКОВ
1546
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ

Возврат к списку


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость